0 0 10 1

Это самое странное, конечно - продолжать как ни в чем ни бывало жить, когда ты давно в курсе всех правил: нет ничего, что способно было бы раз и навсегда успокоить тебя, защитить, убедить в небессмысленности всего; мозг твой устроен так, что счастья он пугается значительно больше, чем несчастья: несчастье он изучил с юга на север и с запада на восток, у него есть карты всех существующих пустынь отчаяния, в нем отличный навигатор по самым чёрным илистым доньям тоски, по самым кривым и страшным переулкам горечи и отверженности; счастья он боится как огня, потому что к нему тут же, как кровь к морской воде, примешивается панический ужас счастье это потерять, или отравить, или не оправдать; к тому же, счастье всегда застигает нас врасплох, и мы вечно в момент его заняты чем-то посторонним: копаемся в пляжной сумке, поставленной на перила, в поисках фотоаппарата, и упускаем из виду дивного малайского ребенка, которого хотели снять; пытаемся дозвониться за тридевять земель, чтобы развернуть трубку к сцене и дать послушать великую песню - связь обрывается, и пока прижимаешь к уху телефон, пытаясь расслышать в грохоте динамиков гудки или голос, песню уже допевают; отсаживаемся от сидящего рядом, пахнущего терпко и прекрасного настолько, что пальцы немеют от желания, потому что нам кажется, что он углядит сейчас, что у нас блестит нос, или волосы заколоты по-дурацки, и почувствует, что от нас пахнет табаком и холодным потом; хорошо ли нам в момент, который мы пометим потом в архивах как самый счастливый? Да мы в ужасе, как правило: он приедет через полчаса, а у меня грязная голова; меня объявили победителем в номинации, а мне адски жмут туфли и я категорически не знаю, что говорить; точечка на узи, и доктор подтвердил беременность, только Господи, жизнь вообще больше прежней не будет никогда, и что он мне ответит, когда я ему сообщу? Счастье - месяц, сорванный с неба гоголевским чёртом, золотое яичко, снесённое дедке с бабкой - такое сокровище, только вот как его спрятать теперь, сохранить и главное - как им правильно распорядиться?

Я знаю, как жить, когда так себе, когда плохо и когда плохо совсем - у меня все свои там, всё знакомое, все нужные вещи в тех же местах, где я их оставила в прошлый раз; когда вдруг мне удивительно и чудесно, я знаю только, что когда это кончится, мне будет значительно хуже, чем обычно. Все путешествия завершаются паспортным контролем в Шереметьево или Домодедово, с этими ненавидящими лицами пограничниц в окошках; все романы - тонной бумажных дневников с цитатами и ощущением, будто стала нечувствительна целая огромная область сердца; все концерты и спектакли - утром следующего дня, когда ты опять самая обыкновенная голодная девочка с беспорядком в квартире и неопределёнными планами на будущее; я в курсе, что никто и ничто не даёт гарантий, что делать всё равно хоть что-нибудь, да нужно, иначе с ума сойдешь; что покою я тоже не буду радоваться, когда он наконец наступит, потому что в нём тоже окажется какой-нибудь подвох; вообще все всегда ни разу не таково внутри, каковым кажется снаружи - ни слава, ни причастность к чьей-нибудь великой жизни, ни деньги, ни возможности: если я по чему и скучаю, то это по времени, когда мне всерьёз казалось, будто вот сейчас поступлю в университет/ допишу поэму/ сыграю спектакль/ сверстаю книжку - и наступит совсем другая жизнь, качественно новая, сияющая, как царские палаты в мультфильмах - был хотя бы смысл поступать, дописывать и играть. Сейчас ты уже в курсе, что это совсем ничего не изменит, - разве только спасёт тебе вечер и обеспечит еще один день без угрызений совести, что ты опять что-то необратимо проебываешь. Пока тебе было семнадцать, у тебя не было ни черта, кроме амбиций, иллюзий и революцинерского пыла. Теперь тебе двадцать три, и ты, наконец, узнал всему цену, и выясняется, что иллюзии были дороже всего.

- В. Полозкова.

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

DISQUIET — счастливые постов не пишут.

DISQUIET · @disquiet 21 0 10 1

доедая оливье, я вот подумала… какой кайф я испытаю утром.

дома чистота.. тихо. никаких пьяно.спящих инородных тел. никакой горы грязной посуды.
с ужасом вспоминаю утро 1 января 2015 года, которое наступило в обед.
это реально ужас. просто разгром в квартире.
поэтому, этот нг я отмечаю одна.как бы странно это не звучало.
впервые за 26 лет я отмечаю его одна. оказывается, это не так страшно. Ведь правильно говорят, что во всем нужно видеть плюсы.
Я нашла эти плюсы.

С новым годом!
надеюсь, что он будет в разы лучше этого ***** 2015г.

DISQUIET · @disquiet 24 0 10 1

мама, в этом городе все так же тоскливо и муторно, в том городе - все так же нет ответов на вопросы. Мама, я все так же никому не нужен, только потому что я сам так хочу, я продолжаю говорить о себе в мужском роде, недавно побрилась под 12мм, порезала руку и ногу маленьким острым лезвием - мама, мне снова 17 лет.

когда-то именно ты дала мне понять, что я виноват во всем, что происходит в моей жизни, именно ты мне помогла осознать, что если я даже слабый и беспомощный - никто большой и сильный не придет решить моих проблем, потому что они все - следствие лишь моих поступков и только мне из расхлебывать, именно поэтому, я умею абстрактно и цветисто описать любому, как мне херово и муторно, говорить с ним часами, множить сообщения и переписки - но так и не назвать самой проблемы. я умею ныть прилюдно и оставаться один на один с каждой своей бедой - и этому меня тоже научила ты. может это и проявление силы в твоём понимании, но мне тут рассказали, что это - нытьё и слабость. и более ничего. просто нытье и просто слабость. эгоизм и бесчеловечность. издевательство чистейшей воды, мама, а мы-то думали иначе.

когда-то давно, еще в прошлой жизни, я была готова любить до потрясучки каждого, кто появлялся в моей судьбе, выворачиваться перед ним наизнанку, облизывать и дарить бесконечно - себя и все что у меня есть. прошло несколько лет, пара психологов, пара жестоких обломов и пиздец, мама - ничего нового. только тишина, ад и разруха. только тупорылое себяжаление, как пинок себе же самой под зад.

полнейшее фиаско. так и запишем.

я бы хотела замерзнуть и умереть в этой осени, раз и навсегда, причинив боль самому дорогому из живых существ, я бы хотела сдохнуть, мама, и мы с тобой знаем, что для меня это - только вопрос времени и никак не страх перед неизвестным, счетчик в голове отсчитывает обломы и увечия, и когда достигнет нужной цифры - все системы жизнеобеспечения и самосохранения ухнут в небытие, на них зелеными циферками высветятся нули и я закончусь, наконец-то.

и вся моя жизнь, последние лет семь - это только ожидание тех самых нулей, не более. я жду перезагрузки системы, жду всепоглощающего холода и удушья. я просто жду когда мне окончательно перестанет быть интересно вообще всё, и мама, я тебя уверяю, этот момент не за горами.

никаких больше истерик и прилюдного блева, никакого больше унижения и просьб остаться со мной - у меня не осталось сил и желания, у меня есть только развеселая решимость висельника перед казнью и ничего больше. подыхать - так подыхать, мы обучены этому искусству, когда я говорю МЫ - я имею ввиду себя и таких же ебнутых эгоистичных ублюдков как я, мама.

смерть - это не конец и не начало, это просто выход из состояния "жизнь", просто какое-то другое агрегатное состояние духа, там - после смерти - видимо какие-то другие задачки и лабиринты, может статься, что все в разы хуже чем здесь - но это уже совсем не имеет значения, мама. совсем не имеет значения.

(с) Marla

DISQUIET · @disquiet 24 0 10 1

И главное, не воображайте, что ваши друзья станут звонить вам по телефону каждый вечер (как бы это им следовало делать), чтобы узнать, не собираетесь ли вы покончить с собой или хотя бы не нуждаетесь ли вы в компании, не хочется ли вам пойти куда- нибудь.
Нет, успокойтесь, если они позвонят, то именно в тот вечер, когда вы не одни и когда жизнь улыбается вам.
(с)

Альбер Камю